Последнее слово подсудимого. Речь А.П. Кудрявцева на заседании Московского Городского суда, 10 декабря 2014 года.

 

Высокий суд!

Не могу отделаться от впечатления, что смотрю на себя, как в кино.

Двадцать лет я руководил МАрхИ, одним из самых авторитетных вузов страны, был среди первых избранных ректоров, и потом трижды переизбирался коллективом, ушел с этого поста по возрасту, с почетом и уважением. Более 15-ти лет я совмещал должность Президента МАрхИ и Президента Российской академии архитектуры и строительных наук – высшего профессионального творческого и научно-исследовательского центра страны.

В нашей профессиональной иерархии это высшая должность, что, надеюсь, свидетельствует о моей квалификации и абсурдности обвинения меня в корыстном карьеризме – поскольку выше некуда. Все это время я жил в гармонии и взаимодействии с Ученым советом и профкомом института, который считаю самым компетентным органом в решении вопросов труда и жизнеобеспечения сотрудников. Решение жилищной проблемы в коллективе для меня было приоритетной задачей, и сегодня я горжусь тем, что 12 сотрудников, благодаря нашим усилиям, получили бесплатно квартиры. Подчеркиваю, бесплатно и уже более шести лет в них проживают.

Правительство Москвы заключило с нами контракт по обеспечению жильем очередников МАрхИ из уважения к заслугам института, выпускники которого десятилетиями готовят архитекторов и градостроителей высшей пробы для развития столицы.

Контракт действовал до 2013 года, и я сожалею, что новое руководство института избрало иной путь в исполнении обязательств института вместо того, чтобы построить дом. На сегодня имеются все исходные документы и разрешения, институт исправно оплачивает аренду земли. Достаточно найти нового инвестора вместо того самого УРИРУО, которое должно было построить дом. Потерпевшие не признают себя таковыми и отказываются от претензий ко мне.

Такова суть уголовного «дела академиков». 26 октября 2012 года, накануне моего 75-летия, следователь предъявил мне обвинение, превратив из свидетеля в подозреваемого и обвиняемого, и закрыл дело, лишив меня законного права влиять на следствие. Господин Маркин провозгласил меня на всю страну мошенником, лишившим своих коллег квартир и похитившим их деньги. А ведь в моем 28-томном деле один том – с разрешения следователя – состоит из документов и наград высокой оценки моего труда, в том числе и первых лиц государства.

Мещанский районный суд оправдал меня по одной статье, переквалифицировал другую. Надеюсь, что этот высокий суд, в соответствии с масштабом своего видения, окончательно восстановит справедливость.