Позиция  адвокатов А.П. Кудрявцева и представителей потерпевших, высказанная ими в судебных прениях.

  

Любовь Александровна Макарова
Представитель потерпевшей стороны

Прежде всего, мы не признаем себя потерпевшими. У нас нет никаких претензий к обвиняемому – ни материального, ни нравственного порядка. Это дело мы считаем насквозь сфабрикованным. В нем явно видна заинтересованная сторона. Новое руководство МАрХИ пытается избавиться от обязательств перед инвесторами, переложив ответственность юридического лица на живого, заслуженного и абсолютно невиновного человека. Позиция всех, кого прокуратура пытается выставить в этом процессе потерпевшими, абсолютно совпадает с позицией адвокатов академика Кудрявцева. Как представитель потерпевших, я заявляю, что мы не признаем никаких хищений, не считаем себя потерпевшей стороной, и не имеем никаких претензий к обвиняемому.

 

 

Юрий Петрович Гервис
Заместитель Председателя Межтерриториальной
коллегии адвокатов «Межрегион»

Обвинительное заключение, предъявленное Александру Петровичу Кудрявцеву, содержит массу процессуальных нарушений. Статья 159 «Мошенничество», предъявленная Кудрявцеву, как минимум, подразумевает факт намеренного ввода в заблуждение потерпевшей стороны. А потерпевшая сторона утверждает, что ее никто не обманывал и в заблуждение не вводил. Больше того — соинвесторы проекта даже не были с ним знакомы. Однако прокуратура с маниакальным упорством пытается заставить инвесторов проекта признать себя потерпевшей стороной. Прокуратура, призванная обеспечивать законность, не считает необходимым соблюдать элементарные правовые нормы преюдиции. Обстоятельства дела уже были изучены Хамовническим и Мещанским судом. Оба суда не обнаружили в действиях обвиняемых никаких нарушений. Но обвинение пытается заставить Мещанский суд нарушить закон и пересмотреть решения своих же коллег.

Позиция МАрхИ в деле выглядит еще более непривлекательной. Кудрявцев реализовал огромный социальный проект. Суд признал, что он действовал в рамках закона. В рамках закона двенадцать очередников вуза получили квартиры. А новое руководство вуза, которое за шесть лет не сделало ничего подобного для своих сотрудников, пытается теперь переложить свою финансовую ответственность перед партнерами на плечи бывшего коллеги и начальника.

  

 

  Елена Юрьевна Забралова
Адвокат бюро «Забралова, Крылова и партнеры»

Помимо того обстоятельства, что во временной период совершения действий, которые обвинение полагает преступными по статье 286 (превышение полномочий), Александр Петрович Кудрявцев не занимал должности ректора МАрхИ и не имел полномочий, которые он мог каким-то образом превысить, обвинение содержит массу фактических и безграмотных ошибок. Согласно Постановлениям Пленума Верховного суда, ответственность за превышение должностных полномочий наступает в случае совершения должностным лицом активных действий, явно выходящих за пределы его полномочий. Следствие обвиняет академика в бездействии: «не сообщил», «не поставил в известность» и т.п. В этом случае 286 статья вообще не может быть применена, как и не обозначены пределы полномочий Кудрявцева, которые он, якобы, превысил.

Следствие обвиняет бывшего ректора в том, что он подписал контракт с Правительством Москвы, возложил обязанности по его исполнению на проректора и наделил его полномочиями по руководству финансово — хозяйственной деятельностью института и представил право заключать от имени МАРХИ договоры. Ни один из этих пунктов не нарушает закона и не выходит за рамки полномочий Кудрявцева. Все решения гражданских судов подтверждают, что проректор действовал в интересах МАрхИ — этих решений никто не оспорил.

Обвинения по статье 159 (Мошенничество) выглядят еще более беспочвенными. Вопреки утверждениям следствия А.П. Кудрявцев не совершал мошеннических действий, с потерпевшими не встречался и их не знал. При реализации Инвестиционного контракта никто из сотрудников МАрхИ и, он в том числе, не сообщали ложных сведений потерпевшим, никакую информацию от инвесторов не скрывали. Никто из потерпевших не был введен в заблуждение, не был обманут, никому из них не сообщались ложные сведения, и уж тем более академиком Кудрявцевым.

 

Рафаэль Семенович Палеев
Адвокат адвокатской палаты г.Москвы

Помимо тех очевидных нарушений и нестыковок обвинения, о которых говорили в зале суда мои коллеги, я хотел бы отметить вызывающий непрофессионализм его автора. Но только на первый взгляд обвинение кажется безграмотным. Прямая задача этого текста — запутать судью, накачать воздухом насквозь сугубо гражданское дело и перенести его в уголовную плоскость. Мне даже показалось, что сотрудник прокуратуры сделал это намеренно — чтобы помочь адвокатам обвиняемого. Дело невероятно раздуто и содержит массу ненужной информации — для солидности, а при знакомстве с материалами выясняется, что в тридцати томах уголовного дела не содержится ровным счетом ничего. Формула запутана так, чтобы потерять основную мысль. Оно содержит массу ненужных и громких слов. Девять строк формулы обвинения говорят о том, что Кудрявцев «располагал информацией». Точно такой же информацией располагал и нынешний ректор МАРхИ Швидковский и действующий бухгалтер — если это состав преступления, почему их нет на скамье подсудимых?